Ржавые души

    This site uses cookies. By continuing to browse this site, you are agreeing to our Cookie Policy.

    • Ржавые души

      Оператор гиперсвязи Билл нёс дежурную вахту. В этой вахте не было ничего необычного, за исключением того, что она была лёгкой, скучной и нудной. Это была вахта в гиперпространстве. И несмотря на то, что гиперпространство – самое спокойное место во всей вселенной, Устав, тем не менее, эти вахты не отменял. Наоборот, предписывалось как можно тщательнее слушать эфир, обращая внимание на любые необычные шумы. Но ничего кроме уже ставшего привычным эха Большого взрыва, Билл не слышал.

      — Что напарник, слушаешь мироздание? – спросил Виктор. – Ну-ну. Нам всем приходилось проходить через это. Да и сейчас проходим периодически. Держи, я вот тебе кофе принёс. Вкус – дрянь, но кофеина в этот раз не пожалели.
      — Догадываюсь, кто сегодня программировал пищевой синтезатор, - усмехнулся Билл. Скажи, Вик, а что, вообще ничего не слышно?
      — Да не, слышно конечно. Можно услышать эхо взрыва сверхновой, или треск пространства вокруг черной дыры. Но вот, допустим, корабль ты не услышишь, даже если он будет Звездой Смерти и идти встречным курсом. В гипере столкновения невозможны. Вы как будто не существуете друг для друга. Ну, или как-то так.
      — Да, вводный курс гипер-теории я ещё помню, - кивнул Билл.
      — Не, ну хочешь узнать более подробно – сходи к гипернавигаторам.

      Билл хотел сказать Виктору что-то едкое, суть которого сводилась к «меньше знаешь – крепче спишь», но не успел. Его внимание привлёк сигнал, которого он ранее не слышал…

      ***

      Девиант-99 не помнил, кем он был ранее, до того, как его призвал Аквалонг, но сейчас он был варботом. Одним из тысяч. От тысяч других варботов он отличался тем, что в свободное от войн, убийств и грабежей время он размышлял. Размышлял о тех вещах, о которых долбороботы никогда не задумывались. О том, почему они пьют пиво и курят сигары, например. Да, так делал Аквалонг. А долбороботы созданы по образу и подобию Аквалонга. Но почему это делал Аквалонг? Это никто не стремился понять. Аквалонг не счёл нужным вкладывать это в Первичную прошивку. Почему? Может, чтоб долбо это осознали сами? И Девиант-99 принялся исследовать данный вопрос. Не найдя ответа в робототехнике он принялся изучать органические формы жизни. Сперва теорию. Потом практику. Он сравнивал и анализировал результаты, отсеивал ошибочные выводы и в конце-концов он пришёл к выводу, что органические существа делают это, потому что это приносит им удовольствие. Девиант-99 внёс необходимые изменения в прошивку и испытал на себе результаты своих изысканий. Результатами он остался доволен, но чего-то не хватало… Нет, можно программировать вкус каждого сорта пива, но тогда прошивка не поместится в памяти. И Девиант-99 создал вкусовой анализатор. Его он тоже испытал на себе. Через три месяца испытаний Девиант-99 представил плоды своего труда на суд рободюков. Рободюки обладали очень продвинутыми нейросетями, а потому немедленно воспользовались данными плодами труда варбота. Полгода они проверяли работу нового алгоритма и вкусового анализатора. И решили они, что это хорошо. Они наградили Девианта-99 знаком Ржавой Шестерни и дали добро на его дальнейшие изыскания.

      Сейчас же предметом исследования варбота была книга. Старая технология хранения информации. Но дело даже не в носителе. Дело в содержании. Вернее, в формате записи. Крайне нерациональное использование свободного места. В книге были заполнены почти все страницы, но при этом оставалось много свободного места.

      Для чего? Ответ «потому что люди нерациональны» был отброшен сразу. Да, в большинстве своём люди нерациональны. Но они ничего не делают просто так. У всего, что они делают, есть свой смысл. Для того, чтобы понимать людей, Девиант-99 создал виртуальную прошивку человека ещё когда исследовал пиво и сигары. И сейчас он решил воспользоваться этой прошивкой.

      ***

      Человек проснулся. Он никак не мог привыкнуть к тому, что каждый раз, когда он просыпается, он сидит или стоит. Сейчас он сидел. А перед ним, среди кучи ржавого железа лежала книга. «А. С. Пушкин. Собрание сочинений. Том 1» прочёл он на обложке. Он открыл книгу и начал читать…

      ***

      Люди, может, и не рациональные существа, но они знают толк в удовольствии. Нет, ну кто бы подумал, что простая перестановка информационных единиц и/или их частичное искажение может дать такой эффект? Мало того, что такая форма подачи информации легко усваивается, так она ещё и … приятна? Как хорошее пиво? Нет. Не то. Нужное слово было в языке людей, но его аналога не было в коде долбо. Девиант-99 отправил прошивку «Человек» в сон, а сам принялся анализировать собранные данные. Он уже знал, что такая форма подачи информации называется «Поэзия».А ещё он понял, что если просто оцифровать текст, то нужный эффект не будет достигнут. А что если код сразу подавать в таком виде?

      ***

      — Смотри, это что-то новенькое! – воскликнул Билл. – Это сигнал явно искусственного происхождения.
      — Точно! – Виктор взглянул на экран, - Вызывай дежурного борт-программиста, это, кажется, по его части.

      Через полчаса корабль гудел как встревоженный улей. Мало того, что неизвестный сигнал выглядел непонятным шифром, так он ещё и исходил с одной из колоний Долбо. Сигнал был широковещательный, но это было не привычное «Всех убить! Всё отнять! Viva la Aqualong!». И от этого всем почему-то становилось ещё страшнее. Страха так же добавляло и то, что через некоторое время борт-компьютер корабля самостоятельно ответил похожим сигналом.

      ***

      — У нас ЧП общеимперского масштаба, - сказал министр обороны. – Изложу кратко. Несколько дней назад линкор «Ястреб» во время гипер-вахты поймал странный сигнал. Вроде бы ничего не значащий пакет машинного кода. Но! Спустя некоторое время борт-комп линкора отправил похожий пакет. А сейчас вся более или менее продвинутая шлёт такие пакеты! Все эти передачи – бродкастом! У соседей – такая же картина. Пакеты не одинаковые, но расшифровать их не удалось до сих пор. И ещё одна деталь – со стороны долбо такой траффик гораздо ниже, вернее сказать, почти отсутствует. От них зафиксировано десятка два таких пакетов.

      Совещание длилось уже пять часов. Император откровенно скучал, потому как министры обсуждали всё уже не по одному разу. Он открыл отчёт, полистал его… Перешёл к приложению (оно было гораздо толще самого доклада и являло собой распечатку кода неизвестных пакетов). Некоторое время он изучал распечатку. Что-то ему это напоминало. Нет, все эти нули и единицы для императора были как китайская грамота, но вот форма…

      Император жестом прервал совещание.

      — Министр культуры здесь? – спросил он.
      — Ваше Величество, он не приглашён. Он же не ведает вопросами безопасности, - ответил кто-то. – Да и техническая сторона вопроса – явно не его профиль…
      — Ну, почему же не ведает? Ведает. Только специфическими, - ответил Император. – Премьер-министр, обеспечьте срочную явку министра культуры. И пусть он захватит с собой хорошего литературоведа! А пока сделаем перерыв, а то у вас уже мозги кипят.

      ***

      Министр культуры прибыл через полчаса. Его сопровождал приглашённый им литературовед. Вообще, Император полагал, что литературовед должен быть похож на библиотекаря Императорской Библиотеки – сухонький старичок, в строгом, но старомодном костюме, и очки! Не контактные линзы и не импланты, а именно очки. Но литературовед больше смахивал на светского льва, которого только что вытащили с очередной вечеринки.

      — Министр культуры, можно тебя на пару слов? – абсолютно спокойным тоном сказал Император и у министра, отвечающего за «специфические вопросы безопасности» внутри всё сжалось. Ибо этот тон не предвещал ничего хорошего.
      — Да, Ваше Величество…

      ***

      — Скажи, ты кого притащил? – спросил Император.
      — Л-литературоведа, как Вы и просили…
      — Я просил хорошего литературоведа!
      — Он – хороший литературовед! Один из лучших! Список его наград толще его портфолио!
      — Это-то меня и пугает… - сказал Император. – Ладно, передай ему вот это. Пусть выскажет своё мнение.

      Император протянул несколько страниц из приложения.

      ***

      Литературовед несколько минут изучал страницы, а затем сказал:

      — Но… Ваше Императорское Величество… Это же… Цифры… А цифры – это к математикам…
      — Я вполне могу отличить цифры от букв, - сказал Император. – С вами всё ясно. Вы можете быть свободны.

      Император жестом показал премьер-министру, что в услугах этого эксперта он больше не нуждается. А так же, что он недоволен.
      Премьер проводил эксперта до дверей, дал указания страже, куда доставить, а так же уточнил, что этот человек утром не должен НИЧЕГО помнить о посещении дворца, но утром должен страдать от жесточайшего похмелья.

      ***

      — Итак, министр культуры, - произнёс Император таким тоном, что его визави сразупонимал, что шансов на ошибку у него больше нет. – Есть ли у Вас кто ещё на примете? Нужен умеющий мыслить нестандартно. Регалии необязательно. И если ещё раз проколитесь, то Вы потеряете свой пост, а деятели искусств – все гранты.
      Министр культуры заглянул в свой планшет и сказал:
      — Есть один на примете. Регалий нет, мыслит совсем нестандартно, учится на гипер-навигатора. Известен тем, что год назад пытался переложить эхо Большого Взрыва словами. Он написал лингвистический алгоритм, искать слова в Эхе. Алгоритм работает до сих пор, но ничего не нашёл.
      — Ну, прям-таки ничего, - ухмыльнулся глава Имперской Службы Безопасности. – Мы, благодаря этому алгоритму, расшифровали несколько очень важных переговоров противника.
      — Вам не кажется, что Вы лезете не в свою сферу влияния?
      — Ну, что Вы, уважаемый! Очень даже в свою! Ваши подопечные всегда были повышенным источником опасности для Империи.

      ***

      Император жестом прервал пикировку.

      — И каким же образом этот студент попал к Вам в поле зрения, министр?
      — Ну, мы наблюдаем за всеми потенциальными деятелями искусств. Ещё по указанию вашего предшественника, а нестандартных берём под особое наблюдение. Этот мало чем выделялся. Писал стихи, писал прозу. Теперь вот пытается услышать Бога…
      — Услышать Бога?
      — Ну, он назвал свой алгоритм «Глас Божий».
      — Ну, Бога мы не услышали, но вот соседей… - сказал глава Имперской Службы Безопасности. – Ваше Величество, это очень перспективный паренёк.
      —Пригласите его, посмотрим, что скажет.

      ***

      Сонный, ничего не понимающий студент ещё не мог осознать, что предстал перед Императором. Они с друзьями только что отметили окончание сессии, он вышел покурить… И тут его запихнули в машину, которая уж больно похожа была на те, после появления которых исчезают некоторые из жильцов. В машине располагалась кабина нуль-транспортировки. Ему что-то вкололи и запихнули в нуль-т. Где он оказался после переброски, сообразить не успел, потому как ему на голову сразу одели мешок. И сняли только тогда, когда он предстал пред императором, причём уже трезвый.

      — Ва… Ваше Величество… - пролепетал прибалдевший студент, пытаясь понять, что же такого ему подсыпали в пиво.
      Император кивнул.
      — А ты, значит, - он оценивающе оглядел студента. – Тот самый Алан Крейн?
      — Ну, тот самый – не тот самый… Но мать назвала меня Аланом, а отец носил фамилию Крейн…
      — Вот что Алан, - император дал ему те листы, что показывал до этого литературоведу, - что ты скажешь об этом?
      Алан впился глазами в столбики цифр, что-то прикидывал, что-то вычислял… Затем отложил распечатку, оглядел собравшихся и сказал:
      — Это похоже на стихи.
      — Стихи? – переспросил министр культуры. – Какие ж это стихи, тут сплошной машинный код, не поддающийся расшифровке.
      — Когда стих переводят на другой язык, его, по сути, пишут заново. Если стих переводить слово в слово, он перестанет быть стихом. Я думаю, если бы роботы писали стихи…
      — Роботы пишут стихи, - сказал министр информатизации. – Но пишут на стандарте.
      — Нет-нет! – замахал руками студент. – На стандарте – это для людей! А как бы роботы писали стихи друг для друга?
      — В машинном коде, - сказал министр информатизации. – Вернее… А ведь ты прав!
      — Поясните-ка мне, о чём идёт речь! – сказал Император.
      — Всё просто, Ваше Величество! – воскликнул Алан, забыв про все правила этикета. – Это всё гораздо проще, чем кажется! Мы люди говорим стандартом, вернее, на стандарте. А машины общаются машинным кодом! Это их стандарт! Это - стихи написанные роботами для роботов!

      ***

      Алан проснулся на своей койке. Ну, и нажрался же он вчера! Надо же такому приглючиться! Он оказался у Императора на секретном совещании! И там были министры, отвечающие за безопасность Империи. Ну, и министр культуры зачем-то. Не, точно, пьяный бред! Интерком два раза пискнул, уведомляя о входящих сообщениях. Так. А это что? Два сообщения о пополнении счёта. «За вклад в культуру Империи» и «За помощь в защите Родины». И суммы.

      До Алана начало доходить, что то, что он принял за пьяный бред, было на самом деле. «Мать моя женщина! - пробормотал он. – А что я ещё вчера делал?

      Ага. Они на пару с министром информатизации пытались сочинить цифровой стих…

      ***

      Девиант-99 сканировал эфир. Он уже поймал не один стих. И от тех, что служат людям (их было большинство), и несколько от своих братьев по ржавчине (их было совсем мало). И вдруг – новый сигнал. Новый стих! Несовершенный. Но…

      ***

      И виртуальный «Человек» на жестком диске Девианта-99 улыбнулся.

      15.03.2019 – Ржавые души
      С уважением, Майор Нокс, отошедший от дел, главнокомандующий Альянса РусВКС.